сайт села Екатерининское
Меню сайта
Категории раздела
Наш опрос
  
Оцените наш сайт

 
Всего ответов: 382
Статистика
Пользователей на сайте

Всего: 1611
Новых за месяц: 0
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0
Парней: 1545
Девушек: 66



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Случайное фото
Тарская ЦРБ
WEB регистратура
Orphus
Система Orphus
Кликни за спасибо


Работа в сети
Главная » Статьи » Фефелов А.Б. » Рассказы

Сила любви. 1996 год.


Михаил согревал окоченевшие руки у маленького костра. Его взгляд безнадёжно блуждал по заснеженному лесу. Всё. Это конец. Костёр слабо согревал и сильно дымил. Голод и холод мерзко леденили душу и тело. Перед глазами проплывали радужные картины. Он видел уютный дом, с раскалённой до красна печкой, горячие пельмени, с поднимающейся над чашкой шапкой пара.

            Перед ним возникло прыщавое лицо Степаниды, которая грозила ему искорёженным артритом пальцем с раздвоенным ногтем:

- Мотри, Михай, не удумай иттить к горбатой горе! По эту пору там страсти всякие бывают. Однако ж и волки нынче обнаглели. Много их туточки. Да ить и мороз вон какой! Не удумай, дурной хлопец!

На Михая вдруг наплыло насмешливо улыбающееся лицо Насти, племянницы Степаниды. Сыпануло в глаза белым жасмином ровных зубов и бездонной глубиной тёмных глаз.

- Этот увалень да к горбатой горе? Вот умора! Да он до ветру ночью из избы выйти боится! – слова больно резанули по сердцу, он аж закашлялся от обиды, и на глазах его непроизвольно выступили слёзы.

Ему шёл двадцатый год. Жизнь в городе наскучила, и он решил годик другой пожить в глухой тайге в деревне. Дед Фёдор принял его радушно: вот, дескать, и косарь мне, и дровосек, живи, сколько надо.Михаил был парнем застенчивым и замкнутым. Любил одиночные прогулки по тайге с дедовой двустволкой. Вообщем, как считали деревенские девчонки, был он ни рыба, ни мясо. Ему почему-то всегда не хватало воздуха, когда рядом была Настя, бойкая, со смуглым лицом цыганки, семнадцатилетняя девчонка. Чем больше он обращал на неё свои взгляды, тем острее был её язык брил его своими колючими шутками. Только однажды она одарила его восхищённым взглядом. А было это в позапрошлое воскресенье, когда, как обычно, собралась молодёжь у Натальи, соседки Степаниды, музыку послушать да потанцевать. Михаил, ещё не знакомый с обычаями таких посиделок, так как не знал деревенской жизни, занял место у окна, которое обычно занимал местный драчун Васька – квадрат. Он, действительно, был, как большой кубик - рубик, да ещё в прошлом году он убил матёрого медведя, что придало к его славе деревенского драчуна ещё больше авторитета. Так вот этот самый Васька для смеха схватил ничего не подозревавшего Михаила одной рукой за шиворот, другой за штаны и, приподняв, сбросил с крыльца в глубокий сугроб  под всеобщий смех и улюлюканье.Все обсуждали происшедшее и ждали, что же будет дальше, когда открылась дверь, и на пороге появился Михаил, с ног до головы покрытый снегом. Под взрыв дикого хохота кто-то выкрикнул:

- Привет, дед Мороз! Ура, к нам в гости сам дедушка Мороз пожаловал!

Кричали ещё что-то безобидное, показавшееся вдруг Михаилу глубоко оскорбляющим его самолюбие. Дальше всё произошло очень быстро и неожиданно.  «Дед Мороз» в два прыжка оказался около Васьки и ошарашил его серией ударов кулаками, после которых тот не устоял на ногах и рухнул как сноп на землю. Потом его  долго приводили в чувство, прикладывая снег к его лицу. Вечер был испорчен. Все стали расходиться по домам молча, с уважением уступая дорогу Михаилу. Вот тогда-то он и поймал на себе полный недоумения и восхищения взгляд Насти.Воспоминания одно за другим мелькали перед его глазами. Вот ему вдруг вспомнилось, как он, будучи ещё шестилетним карапузом, карабкался на тёплую печь и, срываясь, шлёпался на соломенный коврик на полу, пугая трёхлапого и бесхвостого кота Фильку.Снег стал падать крупными хлопьями. Ветер усилился, поднимая в воздух столбы снега. Костёр тщетно сопротивлялся, головёшки шипели от снега и едко дымили в лицо. Михаил тяжело поднялся, чувствуя навалившуюся и сковавшую его тело дремотную тяжесть, из-за снежного вихря не было  видно даже вблизи стоящих деревьев. И вот в этом жутком завывании вдруг Михаил различил далёкий леденящий вой. Его вдруг охватил озноб. Это был волчий вой, который приближался и слышался всё сильнее и сильнее. Дремоты, совсем недавно сковывающей тело Михаила, как не бывало. Он сорвал с плеча ружьё, зарядил его и стал с тревогой и нетерпением ждать…

 

***

 

Двое суток жители деревни искали Михаила, но всё было напрасно. Утром, на третий день, к Насте в окно постучала её подруга Оксана. Греясь у тёплой печки, она рассказывала, как её отец нашёл разорванный полушубок и шапку, принадлежавшие Малышеву Михаилу. Но, сколько его не искали, так и не нашли. Видно парень наткнулся на волков.Настю трясло, она не знала, куда деть свои непослушные руки. Степанида, поднимаясь с колен после молитвы перед иконой и громко сморкаясь, пыталась выпрямить внезапно секанувшую в пояснице спину.  - Ай, лихо-то какое! Матерь Божья, жалко парня-то! Пропал парень-то! – бормотала она, зачем-то дёргая замок, висящий на большом сундуке. Настя вдруг вспомнила смущённую улыбку Михая и осторожные прикосновения его рук к её ладонямОн сразу понравился ей, как только появился в деревне. Михай был совершенно не похож на деревенских парней. Держался всегда в стороне, вёл себя сдержанно, с достоинством, но не зазнавался. После стычки с Васькой-квадратом девчата стали обращать на него повышенное внимание. Но Настя знала, что она ему нравится, и специально дразнила его, ещё больше разжигая в нём чувства. В деревне много говорили о разной чертовщине, связанной с горбатой горой и её пещерами. Много людей исчезло в этих пещерах. Куда они девались, до сих пор никто не знает. Иногда в деревню наезжали учёные с какими-то чудными приборами, что-то исследовали, но так ничего и, не найдя, в бессилии разводили руками и уезжали. Но в народе прошёл слух, что в пещерах происходят какие-то испарения, не то ртутные, не то серные. Об этом однажды даже написала местная газета, наверное, для того, чтобы туда никто не ходил.Но в деревне были свои «учёные-знатоки» - Степанида да слепая Стешка-сапожница. Степанида по своему суеверию, замешанному на язычестве, присущем русским деревенским людям с православной доброй верой, пускалась в мистические дебри. Она говорила об ужасных оборотнях, обитающих в пещерах, леших и всякой другой мыслимой и немыслимой нечисти. Дескать, осенью, делая свой обычный набег на ближайший лес в поисках грибов, она увидела утопшую лет пять назад самогонщицу Фёклу с полной бутылью самогонки в руках, и та якобы звала её с собой, показывая ей на эту бутыль. Но мудрая Степанида, вовремя опомнившись, осенила себя крестом и прочитала семикратную молитву, после чего видение враз исчезло, а на этом месте осталась одна бутыль, которую Степанида принесла домой. Теперь она стоит с домашней наливочкой  у неё в буфете, и она часто показывает её всем, с гордостью говоря:- Оно хошь и от призрака вещь, но полезная и в хозяйстве завсегда пригодится. Люди слушали Степаниду с вниманием и не пытались оспаривать её рассказов. Бутыль-то вот она, в буфете стоит, а это был факт. Стешка же сапожница, всей деревне ремонтировала сапоги и валенки, даже пострадала от этой нечисти, лишившись обоих глаз. Хотя её муженёк, алкоголик с большим стажем, пытался внести ясность в этот щекотливый вопрос, но ему никто не верил. Да и как верить беспробудному горькому пьянице? Он же настойчиво утверждал, что, обороняясь от Стешкиного ухвата, он надел ей на голову ведро с извёсткой, которая и спалила ей сразу оба глаза. Стешка же с достоинством отстаивала свою правоту, говоря, что как-то сунулась в одну из пещер на горбатой горе, а оттуда на неё внезапно зыркнул оборотень своими глазищами, которые горели страшным огнём. Вот она и ослепла. Даже платок обгорел. Теперь она никогда не снимает его с головы и всем демонстрирует, как неоспоримое доказательство.Были и другие рассказы о страшных местах у горбатой горы. Рассказывали их в основном старые люди, так складно описывая случившееся будто бы с ними, что им нельзя было не поверить. Эти рассказы время от времени будоражили молодое скучающее население деревни и иногда даже толкали на смелые поступки. Так однажды по этому поводу возник спор между Настей и Михаилом. Девушка заявила, что у парня духу не хватит одному сходить к горбатой горе под рождество. На улице трещал мороз, но Михаил решил доказать неприступной и строптивой «богине» своего сердца,  что он совсем не трус, как она о нём думает, и готов ради неё на любые жертвы.И вот теперь только Настя поняла, как дорог ей этот простой, но гордый парень, и что она натворила. Происшедшее словно тяжёлой надгробной плитой давило ей на грудь. Она сидела у окна, вглядываясь в снежную круговерть, тихо вздыхала и вздрагивала от каждого шороха и стука.

 

***

 

Михаил чувствовал, что сознание постепенно возвращается к нему. Всё тело болело и ныло, как будто его пропустили через мясорубку. Вдруг он понял, что не ощущает холода. Чьи-то тёплые руки растирали его тело. Он силился открыть глаза, но не мог. Какие-то непонятные звуки доходили до его слуха. Он почувствовал резкий запах каких-то трав, словно лежал на свежескошенной траве. И тут он всё вспомнил. Вспомнил, как жутко замёрз, как внезапно напали на него эти страшные клыкастые чудовища с огромными красными пастями. Никогда не думал, что волки так страшны вблизи. Вспомнил, как после двух выстрелов он летел куда-то кувырком. Потом этот звон в ушах, искры в глазах, невыносимая боль в плече, в ногах и во всём теле, в которое жадно впились ужасные острые клыки. Как же он остался жив? Да и жив ли? А может он уже в потустороннем мире, о котором теперь так много говорят и пишут? Опять же, если это загробный мир, то почему же он чувствует боль в своём теле? А раз тело болит, значит, он всё-таки уцелел, но, видно, изрядно потрёпан. Где же он находится, и чьи это руки приводят его в чувство? Постепенно слух его становился острее, и он уже различал треск горящих в печке дров и чьи-то мягкие, еле слышные шаги. Потом кто-то открыл ему рот, и прохладное терпкое вино пролилось на его язык и, проникая внутрь, огненной лавой растекалось по всему телу, принося приятное, невесомое состояние и умиротворение. Боли стали утихать, в тело возвращалась жизнь. Губы беззвучно прошептали «Настя», и он снова провалился в ничто.

***

 

По деревне поползли слухи, что парня растерзали волки. Настя пережила тяжёлое потрясение, замкнулась в себе, никуда не выходила из дому. Тётка Степанида, которая заменила ей всю родню, сожгла над девушкой с дюжину свечей, пытаясь снять с неё навалившиеся напасти и порчу, но все старания тётки были напрасны, Настя не приходила в себя, хотя прошло уже три недели. Из райцентра приезжал поп, провёл богослужение в доме, где жил Михаил. Степанида боялась за Настю, и , сокрушаясь, со слезами на глазах рассказывала соседям, что по ночам Михаил зовёт Настю к себе, упрекая её в том, что это она отправила его к волкам в пасть. - Настя, Настя-то, девочка моя, стала говорить с ним по ночам. Ой, Боже мой, несчастье-то какое! Свихнётся совсем девка-то! На ней уж лица нет, исхудала вся. Вчерась собралась идти в лес, так еле удержала. А тут ещё Стешка слепая приплелась и голосит: «Мой-то, грит, мужик ночью, слышу, сидит за столом, пьёт зраза и с кем-то чокается. Прислушалась, а он грит: давай, Михай, выпьем за твоё здоровье. Я стала спрашивать его, с кем это он, окаянный, на ночь горилку халкает, а он мне – не видишь что ли, с Михаем, какого волки съели. Я с перепугу-то и забыла, что на печке лежу, вскочила да и громыхнулась на пол. Об лавку груди пришибла да зубы выдробила». Тут и началось по деревне. Агафья пошла к проруби за водой, да то ли сама наступила себе на подол, а, может, и впрямь Михаил её схватил, только упала она так, что сильно расшибла коленку и, бросив вёдра, хромая, бежала по деревне с выпученными глазами и кричала: - Караул! Покойник меня у проруби за подол схватил… Теперь бабы без мужиков на речку стали бояться ходить. Вызвали батюшку из райцентра, чтобы тот очистил деревню от нечистой силы. Целую неделю поп изгонял всякую нечисть из домов, а потом отъехал, изрядно загрузившись тушками освежёванных хозяевами в знак благодарности поросят. Прощаясь, благословил народ, осеняя всех с саней крестом и толстенной ветхой библией и предупредил, что, если нечисть снова даст о себе знать, то немедленно вызывать его, потому как, если её сразу не изничтожить, то она плодиться станет, и тогда закрывай народ свои дома и уезжай из этих мест подальше. Вот такие страсти разгорелись в деревне Старососновке. Но Настя не слышала, что говорили в деревне, ничего не чувствовала, она потеряла счёт времени. Оно остановилось для неё, казалось, навсегда. По ночам она ощущала, как Михай нежно прикасается к ней, и слышала его голос, зовущий за собой…

 

 ***

 Михаил проснулся. Он чувствовал себя намного лучше, мог двигать руками и ногами, но встать с постели ему не разрешили. Просыпаясь, он ощутил, как чьи-то руки нежно прикасаются к его телу. Он силился открыть глаза и понял, что зрение к нему так и не вернулось. Сначала упал духом, потом успокоился. От тёплых нежных рук исходил приятный запах трав. Внезапно до него дошло, что руки эти были женские, и он назвал свою спасительницу Настей. Она откликнулась на это имя и молча нежно гладила его по волосам, по лицу, по груди. О себе она не любила рассказывать, а о его жизни расспрашивала часто. Как-то она сказала: - Ты, видно, очень любишь эту девушку Настю, и это придаёт тебе силы. Любовь – великое средство исцеления. Меня тоже зовут Настя, и я чувствую, как энергия твоих чувств к ней передаётся мне. Хочешь, я сделаю так, что ты будешь видеть её, свою мечту? Настройся…Вот я стою перед тобой. Я Настя. У меня длинный, чёрный, как вороново крыло, волнистый волос, прямой маленький нос, алые, пухлые губы слегка приоткрыты, обнажая перламутровый жемчуг ровных, ослепительно белых зубов на смуглом лице. Мои большие тёмные, как ночь, глаза, прикрытые длинными чёрными ресницами, сияют, как звёздное небо, оживлённое блеском комет и созвездий. Над ними вразлёт расходятся тонкие густые брови. Стройное тело венчают маленькие упругие девичьи груди с настороженно поднятыми еле ощутимыми сосками. Её грудной нежный голос струился, словно хрустальный ручей, проникая в его сознание и сердце, и дивный живой образ возникал перед ним. Это его Настя! Это она! Только ещё прекраснее, чем раньше. Он схватил её за руку и притянул к своим губам: - Боже, ведь это ты, Настя? Это ты спасла меня! Я не знаю, где мы, но это теперь не важно! Главное, что ты со мной! Вот и маленькая бородавочка у запястья на левой руке. Наклонись-ка, ко мне поближе, дай  потрогать твоё лицо. Да, да! Вот и родинка на мочке правого уха! И волос! Это твой волос! Я чувствую мелкие капризные завитки на твоих висках. Вдруг он резко ощутил, как сильно забилось его сердце, и жгучий жар волной хлынул в низ его живота. - Господи, я ведь голый! Прикройте меня, пожалуйста!

***

- Где тут наша барышня-красавица? – прозвучал глуховатый женский голос. Рядом со Степанидой стояла женщина лет сорока пяти, с поразительно пронизывающим взглядом. Настя приподнялась в кровати, чтобы поздороваться, но обе женщины наперебой стали уговаривать её, чтобы она оставалась в постели. Степанида жалобным голосом поведала приезжей о своём горе: - Вот гляньте-ка, Ангелина Михайловна, лежит сердешная. Напала на неё хандра небывалая, и никакие мои заговоры и молитвы не действуют. Посмотрите уж вы, что с ней такое поделалось. Горюшко моё. Ох, ох… Родители-то её за границей работают, а я вот тут с ней нянчусь. Люблю её, как родную дочку, ведь своих-то деток у меня нет. Помоги уж ей, прошу тебя, милая. Настенька, это целительница из города. Помнишь, в газете районной про неё писали? Она етот, как его? Истрасенс! Много люду на ноги поставила. - Ну уж, не перехвалите, Степанида Ивановна. Вы уж, пожалуйста, оставьте нас наедине с Настенькой.  Степанида понимающе кивнув, удалилась. Ангелина Ивановна присела на краешек Настиной кровати и тихо обратилась к девушке: - Всё знаю, милая. Видно шибко полюбил тебя этот парень, коль решился на такой риск, чтобы доказать тебе свою любовь. И, даже если человек погибает, любовь его живёт вечно. Вот эта любовь и не даёт тебе покоя. Похоже, и ты, цыганочка, его любила, да не оценила вовремя. Решила его испытать? Любовь не надо испытывать, надо нырять в неё, как в море со скалы, не проверив дна, нырять в объятья любимого и растворяться в бесконечном счастье. Что сама-то скажешь об этом? А, милая? - Вы знаете, Ангелина Михайловна, он мне был симпатичен, даже очень, но о любви к нему я и не думала, а как его не стало, как с ума сошла. Жить без него не хочу! Видно, он мне Богом был дан, а я не поняла! Видно, любовь к нему притаилась в моём сердце, и ей только нужен был толчок, чтобы она вылетела, как птица из запертой клетки. Но толчок оказался таким страшным! Птица-то вылетела, но некому ей петь песнь любви и не с кем вить своё гнездо! Боже, как это ужасно! Но самое страшное, что я не верю в его смерть! Ведь я так люблю его! Я бы сейчас пошла за ним, если бы знала, в какие двери войти, чтобы встретиться с ним. По ночам я чувствую рядом его дыхание, ощущаю его прикосновения, хотя ещё никогда не испытывала близости с мужчиной. Я слышу его голос, полный любви и нежности. И это не голос холодного призрака, зовущего к неминуемой гибели. Нет! Это голос живого человека, зовущего к жизни и к любви! Он живой! В это трудно поверить, но моя душа общается с ним. Я знаю, я чувствую, что он жив! Он любил гладить мои руки, а особенно маленькую бородавочку на левой руке. Сядет, бывало, рядом и смотрит на родинку на мочке моего уха. Всё говорил, что своим взглядом и особенно прикосновением он может свести и бородавку, и родинку. Иногда я ощущаю, как они горят, словно он смотрит и прикасается к ним. Я чувствую ещё многое другое, о чём мне и говорить-то стыдно… - Милая моя, я тебе сейчас ничего сказать не могу…, но мне тоже кажется, что жив он. Не теряй надежды, жди! Только об этом ни с кем не говори. Живи и радуйся жизни. Ведь в ней всякое бывает. И надежда умирает последней. Любовь – великая сила! Любовь подняла Лазаря из могилы, любовью Иисус воскрес, любовью творятся чудеса! Вот сейчас я напишу на листках бумаги два слова: жизнь и смерть, скручу их и возьму в разные руки, а ты выбирай. Что больше выберешь, то и будет… - Жизнь, жизнь, жизнь…              

 

***

 Михаил проснулся от приятного возбуждения во всём теле. Это сладостное чувство росло. Он чувствовал её руки. Они двигались по телу, втирая в него настой трав. Но это были уже не просто руки его спасительницы, это были руки любящей и любимой женщины. Его тело тянулось за этими руками, как за мощным магнитом. Приятная ломота заполняла низ живота. Вдруг ему стало неловко и стыдно своей наготы. Непослушное тело предательски выдавало его. Он чувствовал движения её рук, опускающиеся всё ниже и ниже… Вот они остановились и задержались внизу дольше обычного… Всё тело обдало жаром! По нему дрожью пробежал приятный озноб. Он вздрогнул, когда её руки прикоснулись… к нему… Михаил боялся пошевелиться. Предательская плоть совсем не слушалась его! Он чувствовал, как её губы прижались к его шее, груди, животу… Притянув её голову к своим губам, он стал целовать её волосы, пахнущие весенними цветами. Перед ним была его Настенька! Он видел блеск её тёмных бездонных глаз! Его губы искали её маленький чувственный рот. Тело всё задрожало от избытка чувств, когда он вдруг почувствовал её руки на своей предательски твёрдой плоти. Его руки нащупали маленькие упругие груди с припухлыми наэлектризованными сосками под её тоненьким сарафаном…

 

***

 Пришла весна. Лес благоухал запахом ранних цветов и трав. Природа вновь ожила. Всюду царила жизнь. Уже просохли тропинки в лесу. Настя забралась на холм и, прикрывшись от солнца рукой, пристально смотрела вдаль. Горбатая гора зловеще возвышалась над лесом, упираясь лысым затылком в низко нависшие над землёй белые облака. Мысли девушки были там, у подножия этой страшной горы.  Настя спустилась с холма и пошла по тропинке, собирая букет ярких весенних цветов. Вдруг она остановилась… По этой тропинке зимой от неё ушёл Михаил. Рядом с тропинкой стояла гладкоствольная берёза. Настя заметила на ней какую-то надпись, вырезанную ножом. Приблизившись, она прочитала «Настя». Может быть, перед уходом он вырезал её имя на этой берёзе, чтобы она когда-нибудь, прочитав, вспомнила про него. Тоска вновь всколыхнулась в её груди и защемила сердце. Слёзы потекли по её смуглым щекам. Нежно проведя рукой по берёзе, она быстро повернулась и побежала по тропинке к деревне. Дома её ожидали гости: Ангелина Михайловна и какая-то незнакомая женщина с сильно выпирающим под платьем горбом на правой стороне спины. Настя обратила внимание на её очень красивое лицо. Было невозможно определить её возраст. На первый взгляд ей можно было дать около пятидесяти, но, если бы не этот горб да старомодное платье, она могла бы выглядеть и на тридцать.  - Это Алевтина Иосифовна. Знакомься, Настя,- сказала Ангелина Михайловна, - Вот уговорила её съездить в деревню, пособирать травки целебные в лесу, да тебя решили попроведовать. Тебе очень полезно с ней пообщаться, умных слов послушать. Она такое может, что мне до неё ох как далеко. О таких людях говорят, что они не от мира сего. Но ты не смущайся, с ней можно говорить обо всём. От проницательного взгляда Алевтины Иосифовны ток пробежал по телу Насти. После небольшого разговора на разные темы гостья задала вопрос: - Веришь ли, что Михаил жив, и сколько ещё  готова его ждать? Настя ответила, что не мыслит жизни без него и на днях собирается идти к горбатой горе. И, если суждено ей пропасть, то она готова на эту жертву. Женщина пристально посмотрела Насте в глаза, словно пытаясь найти в них подтверждение её словам, и тихо спросила: - Скажи мне откровенно, тебе снятся сны, что ты занимаешься с Михаилом любовью? - Да. А откуда вы об этом знаете? – смущённо проговорила девушка, зардевшись пунцовым румянцем и пряча в сторону глаза. - О, милая, мне открыты многие тайны человеческой души. Многое я знаю и о тебе. Например, я знаю, как нравится тебе, когда он в твоих снах прижимается губами к твоим волосам и, вдыхая их аромат, произносит твоё имя. Так ведь? Я знаю такое, о чём не говорят вслух. От слов женщины Настю вдруг снова бросило в краску. От смущения она прикрыла глаза, и крупные слёзы каплями скатились из-под её опущенных тёмных ресниц. Потом она распахнула навстречу взгляду своей новой спасительницы полные слёз и надежды глаза и проговорила: - Помогите мне, пожалуйста, если сможете! Очень вас прошу! Нельзя мне без него, понимаете?  Жизнь моя без него не имеет смысла… Настя почувствовала, как руки целительницы покрыли её голову, и тепло пошло по всему телу. Голова приятно закружилась. Руки и ноги стали тяжёлыми, словно налились свинцом. Девушка закрыла глаза и, словно во сне услышала магический голос: - Ни о чём не думай. Расслабься. Сейчас ты увидишь всё, что произошло с твоим любимым за это время. И Настя, действительно, увидела, как сквозь мутное стекло, человека, бредущего среди заснеженного леса. Вот он остановился, развёл костёр… На миг она вдруг увидела его глаза, полные безысходной тоски. Это были его глаза! Взгляд проникал  в самую душу, ей захотелось закричать, позвать его, побежать к нему и согреть его своим теплом и любовью. Но вот она увидела метнувшиеся  к нему зловещие тени. Всё закружилось и пропало… Потом взрыв яркого света, и она вновь увидела, как тени метнулись прочь от него. Её тело внезапно пронзила острая боль,  как будто в него вонзились своими страшными клыками эти твари. Настя застонала. Боль быстро прошла, и она увидела следующие, меняющиеся одна за другой  картины. Вот над истерзанным путником склонилась какая-то тень. Вот изба… На кровати лежит человек… Его лица нельзя было разглядеть, но девушка поняла, что это был он, её Михаил… Она слышала его стоны, чувствовала его дыхание. Чьи-то заботливые руки медленно двигались по его телу, видимо обрабатывая раны. Вдруг она ясно услышала его шёпот, он произнёс её имя. Она сразу очнулась и недоумённо закрутила головой, не совсем понимая, что же с ней происходит. - Да, да, он жив и находится сейчас в хороших и надёжных руках, - услышала она приглушённый голос Алевтины Иосифовны, - Он почти уже совсем здоров и мечтает только о тебе. Ваша любовь помогла ему выкарабкаться практически с того света. - Алевтина Иосифовна, милая, а когда же, наконец, я смогу его увидеть наяву? Помогите приблизить нашу встречу! Очень вас прошу!

 

***

 Михаил дышал полной грудью, наслаждался тёплым весенним ветром. Он не видел всей красоты расцветающей природы, так как его глаза были затянуты чёрной пеленой слепоты, и очень сожалел об этом. Но его заботливая спасительница уверяла, что зрение скоро вернётся к нему. Раны и рубцы на его теле уже зажили совсем и практически не были видны. Она по несколько раз в день закапывала ему в глаза какое-то снадобье, но слепота всё не проходила. Вот за его спиной снова раздались её быстрые лёгкие шаги. Она подошла к нему близко, положила свою маленькую руку ему на затылок. Тепло разошлось по его телу. На миг он увидел свет, голубое небо, яркую зелень растений… Вдруг решил быстро повернуться к ней, чтобы увидеть её лицо, но она накрыла ладонями его лоб и глаза, и видение сразу куда-то исчезло. Перед его взором опять была ночь. Она обняла его, прижимаясь своей маленькой упругой грудью к его спине, и тихо, с грустью в голосе прошептала ему на ухо: - Сегодня мы последний день вместе,- она со стоном вздохнула и продолжила, - Завтра ты будешь обнимать свою Настю… Он хотел сказать ей что-то протестующее, но она прикрыла его рот своими руками и продолжала: - Знаю, знаю, что ты из чувства благодарности не хочешь покидать меня. Но ведь ты любишь другую Настю, а я для тебя  навсегда останусь только твоей спасительницей и целительницей. Когда ты прозреешь, я тебе могу не понравиться. Так пусть лучше твои глаза никогда не видят меня.  Дай мне слово, что никогда и никому не расскажешь о случившемся, даже своей возлюбленной, чтобы в её сердце  не закралась ревность ко мне. А я не хочу отравлять этим вашу жизнь. Ты должен забыть меня! И не пытайся меня разыскивать. Это бесполезно. Не ищи меня, чтобы потом не мучиться и не сожалеть. А наша близость в постели нужна была для твоего выздоровления, не более. Я отдавала тебе свою энергию и свои знания, а ты дал мне то, что я никогда не получала, так как тело моё до тебя не знало мужской ласки и больше уж никогда её не испытает. Ты даже не подозреваешь, сколько я получила от общения с тобой! Все оставшиеся, отведённые мне Господом годы я буду жить только воспоминаниями о тебе. Эти воспоминания будут согревать мою душу и давать мне силы. Ты – мой единственный, первый и последний мужчина в этом мире. Я очень полюбила тебя! Поэтому-то я желаю тебе счастья и отпускаю тебя к той, которой принадлежит твоё сердце. Вы достойны друг друга. Оба молоды и красивы, а, главное, любите друг друга. Пусть жизнь ваша будет счастливой! Михаил почувствовал на своих щеках её слёзы. Его сердце разрывалось от боли и нежности к ней. Он уже почти полюбил её, ему хотелось увидеть её лицо. Он столько дней отдавал ей свою любовь, представляя на её месте Настю. И вот теперь они должны расстаться? Вдруг их губы слились в страстном поцелуе. Михаил хотел поднять её и опустить на землю, но она резко отстранила его руки. Почему она никогда не давала обнять себя? А как бы он хотел целовать её спину и нежно проводить языком по её позвоночнику, как это делала она с ним, а он таял от блаженства. Его губы нащупали через платье встревоженный набухший сосок. Руки скользнули по бёдрам вверх, ощущая горячий живот. Она уже не сопротивлялась. Земля медленно уходила из-под ног…

 

***

  Утром Алевтина Иосифовна с Настей подходили к Горбатой горе. Солнечные лучи, с трудом проникая сквозь густые ветви сосен, разноцветными огоньками сверкали на утренней росе. Тропинка петляла между густых деревьев и терялась в глубине леса. Сердце Насти радостно билось в груди в предчувствии желанной встречи. И скоро взору женщин открылась небольшая полянка, посредине которой горел костёр, а у него сидел спиной к ним мужчина. Сердце чуть не вырвалось из груди… Это был он, её Михаил!  Она сразу узнала его. Девушка тихо подошла к нему поближе. Он повернулся. Настя вздрогнула. Сейчас он увидит её, и она бросится в его объятья! Но что это с ним? Он даже не посмотрел на неё! Не может быть! Настя вдруг поняла, почему он не заметил её! Он был слепой! Он на ощупь искал вокруг себя дрова для костра. Спазмы сжали её грудь и горло, и слёзы отчаяния брызнули из её тёмных красивых глаз. Алевтина Иосифовна прижала её к себе и, нежно поглаживая по волосам, тихо приговаривала: - Ничего, ничего. Главное, он живой. А любовь ваша всё преодолеет. А, если ты думаешь, что его слепота станет преградой для твоего счастья, то лучше уйди сейчас, пока ещё есть время до встречи с ним. Не причиняй ему боль ещё раз. Хорошо подумай! Сейчас у тебя есть шанс  не связывать свою молодую жизнь с калекой. Ведь тебе, возможно, всю жизнь придётся быть его поводырём. Сможешь ли ты пойти на такую жертву? Сможешь ли выдержать такое испытание? Я понимаю, что это нелегко, но ты должна принять решение сама. - Господи, да что же вы такое говорите? Ведь я люблю его и до конца дней своих любить буду таким, какой есть! Михаил, услышав тихий разговор за своей спиной, сначала оглянулся, потом встал и с каким–то удивлением и даже страхом посмотрел в их сторону. Настя бросилась к нему на грудь. Она целовала его, изрезанное шрамами лицо, а стоял, беспомощно опустив руки. Она прижалась к его груди и вдруг почувствовала, как на её волосы падают его слёзы.

- Вот видишь я какой. Не могу даже полюбоваться твоей красотой. А ведь я так ждал этой встречи и так её боялся! Нужен ли я тебе такой теперь, Настя? Я уже никогда не смогу сделать тебя счастливой. А я так мечтал об этом! Ну что ж, видно, не судьба!- тихо сказал он и замолчал.

- Ну-ка, ну-ка, дай-ка я взгляну на твои глазоньки,- проговорила Алевтина Иосифовна, осторожно отстраняя Настю от Михаила. – Успеете ещё, налюбуетесь друг на дружку. Впереди у вас долгая и счастливая жизнь.

Настя удивлённо посмотрела на неё, и ей вдруг показалось, что голос женщины изменился. Он стал каким-то нежным и ласковым.

- Так, так, - певуче говорила знахарка, - что это за плёнка на глазах? Настя, дай-ка свой платочек. Сейчас мы потихоньку протрём зрачки и капнем в них вот из этой бутылочки. Вот так. Ну, вот и всё! Теперь глаза можно открыть. Открывай, не бойся!

Михаил открыл глаза. Сначала он почувствовал лёгкое жжение, затем яркий свет на мгновение ослепил его и  первое, что он увидел, были руки с маленькой бородавочкой на левом запястье и её глаза, большие и  тёмные, полные слёз радости.

- Настя! Моя Настя! Я вижу, я вижу тебя!

Они бросились в объятья друг к другу. Он крепко прижимал её к себе, словно снова боялся её потерять, нежно смотрел в её красивые, невероятной глубины глаза, которые преследовали его всё это время. Это были два бездонных колодца. Он очень любил эти глаза!

Вдруг он внезапно вспомнил, что не отблагодарил свою добрую и ласковую спасительницу, нежно отстранил Настю и посмотрел по сторонам, ища глазами женщину. Но уже вдалеке он увидел её удаляющуюся фигуру, с выпирающимся горбом на левой стороне спины. Его словно ударило током! Он вспомнил этот нежный, до боли знакомый голос, бородавочку на запястье и запах трав, который исходил от неё, когда она протирала ему глаза. Неужели? Догадка, как молния, промелькнула в его голове, острой болью входя в сердце. Он бросился за ней в лес. Выбежал на большую поляну, сплошь покрытую ромашками.  Он бросился за ней в лес. Выбежал на большую поляну, сплошь покрытую ромашками. Осмотрелся… Но её уже нигде не было. Только одинокая, корявая берёза, стоящая посредине поляны, печально покачивала на ветру своими опущенными ветвями. Михаил подошёл к ней, нежно, словно любимую женщину, обнял её, прижался  щекой к её корявому стволу и медленно опустился на колени. Невыразимые нежность и тоска переполняли его сердце…   

Категория: Рассказы | Добавил: ЁLA (07.08.2010)
Просмотров: 719
Всего комментариев: 0
avatar
Личный кабинет


Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Поиск по сайту
корея ветераны Война рассказы вов великая отечественная война группы Прованс зажгите свечи ветераны ВОВ музей жуков Спартакиада Ермаковка глава поселения день рождения выпускники линейка Последний Звонок Мартюшево армреслинг Исилькуль сельские поселения Екатерининский бор Жуковы Пляжный волейбол турнир прованс люди с ограниченными возможностями детский сад Сказка консультативный центр кот Базилио лиса Алиса выборы ГД РФ голосование Новый Год С НОВЫМ ГОДОМ 2 года сайту армрестлинг Дальний Восток сибирь Фефелов Черняево 2012 23 февраля День Защитника Отечества митинг День Победы тара день села Россия молодая ассорти Катюшина горка Кирьянов марафон авторизация 5 лет selaekat.net Первый юбилей Дом Культуры Происшествие туалет весна мусор субботник 70 лет Великой победе Синий платочек День молодёжи Заливино 2015 Тара 2016 Кино 3D Абросимовка крещение Господне йордань Команда села Екатерининское городошный спорт Екатерининское волейбол Тара 2012
                    
Погода
Календарь
Новое на форуме
Комментарии
ЁLA 05.06.2016
lisa 12.01.2015
lisa 12.01.2015
Insomnia 07.01.2015
Анонимно 06.01.2015
ЁLA 13.02.2012
Областные новости

с. Екатерининское © 2010-2017
Мобильная версия сайта
Rambler's Top100 Индекс цитирования.